Weekend pieces: No white after Labour Day

harpers-bazaar-uk-october-2015-erik-madigan-heck-11vrgg-620x836

Ну надо же – первые Weekend pieces за долгое время, да ещё и осенний уикенд. Впрочем, осенний он условно – лето продолжается вовсю, ведь все же знают, что оно кончается только 21го сентября? Странное ощущение – оглядываешься вокруг и понимаешь, что ты не в Риджент Парке, не попиваешь коктейль на крыше Ham Yard и не слоняешься бесцельно по Mayfair, разглядывая витрины и наслаждаясь лучами ещё вроде бы вполне летнего, но уже неуловимо сумрачного, словно бы подёрнутого тончайшей мутноватой плёнкой старинного солнца на георгианских фасадах. Да, но нет. Всё в этой жизни когда-нибудь кончается.

 

По несчастью или к счастью,

Истина проста:

Никогда не возвращайся

В прежние места.

Даже если пепелище

Выглядит вполне,

Не найти того, что ищем,

Ни тебе, ни мне.

 

Continue reading “Weekend pieces: No white after Labour Day”

Advertisements

Стратегии (не)модного выживания. Часть I, практическая: что делать прямо сейчас

Screen Shot 2018-03-20 at 20.11.01

Browns London. Свеженькое.

 

w1900_q65

Net-a-Porter. Street, не поверите, style.

 

gucci-campaign-2

Gucci Spring 2018. Кросавчеги.

 

1620

Chanel Fall 2018. Обнимашки.

 

Я больше не пишу обзоров коллекций.

Да, я понимаю – тоже мне новость. (Подозреваю, это прекрасно видно по моему бложеку, хехе.) И тем не менее считаю нужным обосновать свою позицию. На мой скромный взгляд, профессия модного критика на сегодняшний момент пространства и времени – профессия… как бы это помягче сказать, очень странная. “У вас удивительная профессия – вы занимаетесь тем, чего нет”, – говорил персонаж Игоря Костолевского в унылом фильме “Гараж”, к которому я почему-то питаю малообъяснимую слабость. Так вот, уважаемые. Признаюсь честно – я больше не вижу никаких причин заниматься тем, чего нет. Нет и, по правде сказать, не будет.

Поясняю. Задача критика и аналитика (любого – в любом виде искусства, не только в моде) – извлечь из увиденного (услышанного, прочитанного) максимум как смысловых, так и эмоциональных составляющих и по возможности убедительно рассказать о том, из каких деталек, болтиков и винтиков состоит данное конкретное произведение, почему оно состоит именно из них и должно ли оно вообще из них состоять. Грубо говоря, тут не только можно, но и нужно выносить оценки – говоря топорным языком, “хорошо” это или “плохо”, и почему. Удалось ли автору из избранных им винтиков и болтиков создать нечто принципиально новое, стройное и цельное – каким-то своим способом переосмыслить много раз виденные элементы и в результате предъявить миру самостоятельное произведение? А уж сумевшие настрогать деталек совершенно новой, никем ещё не использовавшейся конструкции – это самые настоящие гении. Разумеется, само вынесение подобных оценок подразумевает очень немаленький уровень подготовки – тут и серьёзное знакомство с историей предмета, и умение видеть связи, как смысловые, так и эстетические, там, где их увидеть не так-то просто, и, наконец, сформированный на базе всего этого навык отличать хорошее от плохого, то есть понимание, почему, собственно, хорошее является хорошим, а плохое – плохим, и почему вместе им не сойтись.

Я думаю, вы уже начинаете догадываться, почему в контексте современной моды подобная работа невозможна в принципе. Да, ежели ты порядочный человек, нужно хотя бы пытаться ратовать за хорошее и обличать плохое, а не рекламировать проплаченное – но как определить это самое “хорошее”? По каким критериям? Правильно – для того, чтобы это хорошее в принципе существовало – и было полноправным участником модного процесса, а не просто болталось где-то на задворках! – нужны те или иные критерии и варианты нормы, от которых можно отталкиваться. Но что делать, если точки (точек) отсчёта более не существует? Точнее, они отчасти существуют, но подверглись – и всё ещё подвергаются – таким радикальным изменениям, что само обсуждение моды стало по сути своей занятием глубоко бессмысленным. Да, вы не ошиблись – даже простое бытовое обсуждение, а не только какие-то там аналитические опусы. Как прикажете поступать в ситуации, когда не просто плохое, а ужасное – мерзкое, бесталанное, нахально тупое и гордящееся своей тупостью – провозглашается полноценным и полноправным вариантом нормы? Дальнейшие события очевидны – меняется само понятие нормы, и меняется, возможно, необратимо. У любого анализа должен быть предмет. Нет предмета – нет и анализа. Ни на одном… ээ, изображении, которые вы видите выше, предмета для анализа нет. Это пустота, бессмысленная и беспощадная.

Почему я, собственно, это всё пишу. (да ещё и в двух частях, о боги.) Делаю я это с отчасти корыстными целями. Во-первых (в первой, то бишь, части), желаю поговорить о том, как в подобной более чем тяжёлой эстетической обстановке следует поступать в чисто практическом смысле. Выражусь ещё яснее – во что, девы, одевать себя, любимых, когда апокалипсис уже не просто пришёл, а живёт с вами в одном помещении и нагло ухмыляется вам в лицо? Я, конечно, ни в коей мере не претендую на сборник универсальных рецептов – но тем не менее озвучу ряд пунктиков, которые нашла лично для себя и которые, возможно, пригодятся кому-нибудь ещё. Во второй же части магнум опуса (если я её вообще напишу, ха) буду говорить о глобальных перспективах развития всего этого безобразия – а перспективы, на мой взгляд, очень и очень небезынтересные, хотя ничего весёлого и оптимистичного в ближайшем будущем ждать, конечно, не приходится.

Итак. Приступим к сугубо практическим баранам. Для начала хочу озвучить страшную и крамольную вещь, которую считаю обязательной к исполнению.

Приличному человеку всё вышеизображённое пристало игнорировать.

Continue reading “Стратегии (не)модного выживания. Часть I, практическая: что делать прямо сейчас”

Коммерческий панк и некоторая природа вещей

c764486e198a9d9462e6575e2350fcc7

Malcolm McLaren & Vivienne Westwood, 1971

 

Мне тут подумалось, что мы на самом деле очень мало знаем о происхождении той или иной эстетики – а уж её смысл часто остаётся и вовсе недоступным. Нет, конечно, можно читать много умных статей, написанных сидящими за столами умными людьми, но если нет и никогда не было ни малейшего соприкосновения с этой средой, и не с кем об этом поговорить (я уж даже не говорю о возможности послушать очевидцев и участников) – то… да. Визуальные смыслы подаются нам тщательно отфильтрованными, отчищенными от лишней сложности, пропущенными через сито коммерческой доступности, а по существу мещанства. Вульгарность – она прежде всего в повторяемости, растиражированности и банальности, а уж никак не в наборе потенциально “скандальных” или раздражающих элементов.

Я это всё вот к чему. Был у нас в Конде Насте профессор Гэри. Профессор, да. И вот как-то читал он нам лекцию об, ээ, по-моему, о постмодернизме, и произнёс какую-то странную фразу об унылости и никчемности широко тиражируемых визуальных протестных потуг – и современных псевдопанковских, и любых других. Мы заспорили – но как же, а Макларен, а Вествуд, а Джонни Роттен и Сид с Нэнси, наконец? Люди, на которых молится всё прогрессивное человечество, истинные rebels, кожа, булавки, все дела?

Тут Гэри печально вздохнул и изрёк нечто совершенно, на мой взгляд, потрясающее. Нет, ребята – это всё совсем не то, что вы думаете. Уж я-то знаю – сам был панком. И друзья мои также были вполне себе панки. И во что, как вы думаете, мы одевались? We wore Edwardian three-piece suits. Being a punk wasn’t about leather, fishnets or torn t-shirts – it was about dressing the way no one else dressed. And then Westwood and McLaren came along – and suddenly everybody looked exactly like everybody else.

Казалось бы, такая простая вещь, да? А ведь и не сообразишь, пока не выплюнешь изжёванную жвачку.

BoF: Zara в облачке

Уииии.

Йа гений. Ну гений, да, чего уж там стесняться. Мне срочно нужен новый проект. Если у кого есть идеи – озвучивайте, будем думать.

Ладно, это всё лирика. Печальная суть заключается в следующем: падение Зары – точнее, начало падения Зары – я предсказала ещё около года назад. Можете просмотреть ранние посты за прошлый год в этом моём милом бложеке, если кто сомневается. У меня ж просто чесались руки опубликовать эту светлую и радостную новость, но до праздников как-то не хотелось, зачем. А вот теперь уже можно, так что давайте порассуждаем.

Хочу отметить, что я ни в какой степени не финансист и не экономист. Я маркетолог и бренд-аналитик – это довольно узкая область деятельности, но несомненный плюс ея заключается в том, что подобные коллапсы она может вполне эффективно предвидеть сильно задолго до их возникновения. Беда современнного рынка моды в том, что… ну ээ, говоря откровенно, что этой самой модой торгуют те же самые люди, которые до неё торговали, скажем, йогуртами или автомобилями. А что? Хрена там понимать-то в этих тряпках. Надо анализировать продажи предыдущих сезонов и на основании их планировать продажи сезонов нынешних, а всё остальное есть блажь и баловство.

Ха.

Меня особенно умиляет объяснение, которое даёт этой ситуации Business of Fashion: сильное евро. Утибоземой. И ещё, разумеется, like-for-like performance, который, чёрт бы его знал почему, вдруг взял и затормозился. Не переживайте: я хоть и не финансист, но терминологию и суть объяснить могу. Like for like – это в общем-то и есть вот те самые сезонные продажи и планирование на их основе сезонов последующих. Что-то хуже люди покупают йогурты, чёрт их дери. Вроде все предыдущие сезоны проанализированы – те же йогурты, в тех же банках, а толку нет. Чего им надо, идиотам – кто их поймёт.

Далее статья сообщает, что у Зары дела далеко не так трагичны, как у конкурентов – к примеру, гордо обозванный своим полным именем Hennes & Mauritz бабахнулся аж на 22 процента. Возникает вопрос: а как же с инвестициями? Серьёзные люди, которым все эти тряпочки опять же по барабану, хотят знать только одно: а надо ли инвестировать в Зару? Акции-то как себя чувствуют? Ну хорошо чувствуют, чего там, бормочет господин А – молодёжь, дескать, вроде бы покупает, younger generation, see now buy now, все дела. Бедняга. Неет, возражает господин Б – нехорошо они себя чувствуют, конкуренция большая. Ну и так далее, в том же духе.

Я думаю, вы уже поняли, что никто (никто!) из этих людей, включая авторов статьи, не затрагивает даже краешка сути проблемы. Оно и понятно: невозможно затронуть то, о чём понятия не имеешь. Суть заключается в серьёзнейших нарушениях самой структуры модной индустрии, а то, что от них страдают Зары и H&M’ы – это более чем закономерно, проблемы всегда спускаются сверху вниз, а поскольку все эти гиганты заняты, по существу, только копированием… то и вот. Я уж даже не хочу опять рассуждать о том, что одним из основных результатов этого балагана является падение интереса к моде как явлению, что не может не отражаться на финансовых результатах – и не учитывать этого, на мой скромный взгляд, это всё равно что не учитывать состояние рынка в целом, то бишь чистое безумие. Честно говоря, не хочется по сто раз повторять одно и то же – об этом я уже писала, просто сейчас оно наконец-то начинает проявляться во всю ширь и мощь. Красоты современной индустрии, что поделаешь.

Weekend Pieces – The Paris Edition

afterlight

Да! У меня свободный, совершенно отпускной уикенд, и даже Джонни Халлидей мне не помешает. Как очень давний, долгий и прочный житель посетитель Парижа хочу предложить несколько своих любимых кусочков. Поскольку мне когда-то довелось даже для Офисьеля составлять гиды по Парижу, статус великого парижского знатока и гуру (гуры!) меня преследует постоянно, нависая над моей головой как кирпич на нитке. Не пугайтесь, Офисьель был литовский, но сути это не меняет – гура, ничего не поделаешь.

Вообще-то я мало писала о Париже в старом своём блоге, поскольку наивно полагала, что всё это, дескать, вещи более чем самоочевидные и всем известные, и кому это нужно. А оказалось… оо, в общем, я была глобально неправа. Оказывается, народ (нород. у меня хорошее настроение, терпите.) по приезде первым делом мчится в Лафайет, закупает макаруны в Laduree, гуляет по Champs-Elysees и не подозревает о существовании не только какого-нибудь там Jar или Berthillon, но и, страшно сказать, например, Маре или Орсо.

Это, кстати, совершенно не значит, что я вам сейчас подробно и с примерами поведаю, почему всё вышеперечисленное плохо и как надо делать хорошо. (Хихи.) Оно, кстати, не то чтобы однозначно плохо… Просто в Париже нельзя быть туристом. Туристом, по правде говоря, быть нельзя нигде, это великое зло – но в Париже туристом быть нельзя особенно, он с вами за это рассчитается с особо изощрённой ядовитостью. Но писать о том, что такое хорошо, видимо, всё-таки надо, так что ниже – первое, что пришло в мою укачанную Евростаром голову. Всё, что для меня так или иначе связано с Парижем.

Да, чуть не забыла! Раз уж такая пьянка, хочу предложить вам свой любимый, саморучно составленный парижский плейлист. Слушайте на здоровье, если пользуетесь Apple Music – никакими другими вариантами порадовать не могу, поскольку, к примеру, музыкальное меню Spotify явно составляли люди поистине интеллектуальные, понятия не имеющие, что мир велик и в нём есть много музыки помимо Эда Ширана и Роллинг Стоунз. Там всё самое красивое и изящное, что смогла выдать французская музыкальная индустрия за последние лет десять – и разумеется, там есть и Джонни, которого завтра понесут мимо меня по Елисейским полям и Конкорду к Eglise de la Madeleine, где унылый Макрон, только что похожим образом похоронивший последнего истинного француза Д’Ормессона, произнесёт погребальную речь. Учитывая, что французскую музыку я слушаю в количествах просто монументальных, Халлидея я, конечно, знаю давно, и мне (в отличие от, к примеру, напыщенного осла из Гардиана, автора некролога, который ему явно писать не хотелось) его истерическая популярность вовсе не кажется такой уж загадочной. Я не могу сказать, что страстно обожала его обильное творчество, но разгадку знаю. Джонни ничем, абсолютно ничем (разве что кроме харизмы и мощного вокала) не отличался от, к примеру, Марка Лавуана, Патрика Фьори или Флорана Пани, и самым лучшим и настоящим он был не играя в Элвиса, а подчиняясь великой французской традиции chanson, что, как известно, переводится как просто песня.

Continue reading “Weekend Pieces – The Paris Edition”

R.I.P. Bullett Media

Screen Shot 2017-11-28 at 22.55.31

And another one, увы, bites the dust.

Кто не в теме – это был прекрасный портал о моде. Их журнал я так ни разу в руках и не подержала, а жаль. Но сайт был (пока ещё есть) просто великолепный. Эти люди писали о моде – писали тонко, умно, многословно и с неподдельной, обезоруживающей искренностью. Я каждый раз радуюсь как младенец, когда где-то нахожу, не поверите, нормальных людей – так вот это были самые что ни на есть нормальные люди, и мне их будет не хватать. Особенно болезненно было лишний раз убедиться в их полной и абсолютной адекватности, прочитав прощальное письмецо. Почитайте, там много хорошего, тёплого и уютного – и о культуре всепоглощающего идиотизма, и о неспособности большей части аудитории прочитать элементарный текст длиннее твита, и о, простигосподи, лайках, а также с отдельной теплотой и дружественностью о блоггерах, которые, к счастью их аудитории, научились кое-как говорить на своём родном языке, а вот навыками складывания буков в словы так и не овладели, не говоря уже о чём-то большем. We can’t conquer something we don’t even understand anymore – да, я их прекрасно понимаю. Далеко не у каждого есть крепость духа и нервов, необходимая для ведения прямых репортажей из морга – ведь надо ж ещё и улыбаться, и бодреньким, оптимистичным голосом рапортовать, что, дескать, все покойнички чувствуют себя прекрасно, бодры и веселы, новая коллекция на подходе, уже запустили одноимённую линию косметики, и нужное количество фолловеров давно набрано. По-моему, вытворять такое на голубом глазу можно только искренне не понимая, где находишься.

It’s a tough task to analyze something on the verge of extinction. What we do here at BULLETT is to watch, dissect and discuss the zeitgeist of modern culture.  And the culture we’re interested in is evolving into something we no longer recognize.

Azzedine Alaïa (1940 – 2017)

Поэт, скульптор, мастер, гений. Последний – в этом можно не сомневаться. Спасибо за всё.

37af1f1f1460aa069389145bba6aabc9

78abd56e50ca7804fbb645e133e7360d

2a53b8607767d20b0908869b30bd0a5d

2bacc0c15a1de0201e362754b1e2288b

be6df9a8b22b7746252812c2cdab3b9b

413df62869b417dad2a9fdce9c52793c

5eb09fe28f7cd884d824552277cef7f7

a9f1a242321d6d667ba87ad41654a46a

56246b29ecee9db1c2b500236af9ec13

12601a4e8b944eebd4c55b4b46cdf683

ecdbf5a2636ce369cc36627f9b7dbd4c

7ce9f63e32fd00c84ca6f7263c58627b

51367feefd9de78d0d203b5e2a983186

0dc0990015be93c6f2929c1f16feeb41

16cf8e09cd2c2e7aef4269e8cb49aba0

1511035315041

Настоятельно рекомендую к прочтению:

Another Magazine – Alexander Fury on Alaïa Haute Couture

10 Magazine – Azzedine Alaïa Invents the Future

Также, если кто ещё успеет – Richard Wentworth at Maison Alaia до 26 ноября. Мельчайшие детали творческого и рабочего процесса мастера в серии прекрасных фотографий.

Wentworth_paris

 

 

Эстетический вакуум

22217Lady6B2951IG

thesartorialist.com

Эту грустную думу я думаю уже достаточно долго. Связана она в первую очередь с тем, что я стремительно (и совершенно неожиданно для себя самой) теряю толерантность. В самом деле – всю свою сознательную жизнь и карьеру я была человеком более чем дзенского склада. Кто там во что одет, зачем и почему, и заботит ли данного конкретного индивидуума этот вопрос вообще… вот ей-богу, не было мне до этого практически никакого дела. Имеют право. Но вот в последнее время именно вопрос прав и их имения беспокоит меня нешуточно. В основном потому, что права правами, а имеем мы дело ни много, ни мало – с эстетической катастрофой глобальных масштабов.

Continue reading “Эстетический вакуум”

Зимние забавы

Я сейчас задам тупой вопрос. (и постараюсь сама дать на него ответ.) Bear with me.

Как совмещать длинные (Очень Длинные) волосы и тёплую, тяжёлую зимнюю одежду?

1a789043943c5170514541c7df6af86d

Вот вам хихи, а мне актуально. Проблема заключается в следующем: у меня длинные – да, Очень Длинные – волосы. В принципе никаких особенных трудностей они мне не доставляют – я их просто мою и то не всегда. Но вот когда приходит сезон обожаемых мною объёмных пальто и шуб – а я в этом вопросе страдаю нехилой гигантоманией – начинаются проблемы. Не, я, конечно, не спорю – это вполне может быть моим персональным брендом особо тяжёлой несообразительности. Но тем не менее. Куда их девать? Волосы, в смысле.

Углубимся в проблему. В пинтересте и подборках стритстайла на нас любуются девицы разной степени раздетости, в маечках на бретельках и шёлковых блузках, на которые небрежно наброшена та самая гигантская шуба. В принципе, кто бы спорил, я тоже так хожу. В таком виде очень удобно выйти из дома воскресным утром и, зевая, потащиться на бранч в Providores, или же, яростно размахивая шубой, хлопнуть дверью Убера перед носом бывшего бойфренда… Но. Как вы уже поняли, в таком непринуждённом виде я хожу в Лондоне. В Литве же (в которой мне тоже надо в чём-то ходить) мне холодно. Вот же святая наивность – ведь когда-то я всерьёз полагала наш климат мягким! И вот в этом-то месте как раз и подстерегают проблемы. Я вас уверяю – если ваши волосы не достигают и никогда не достигали даже вашей прекрасной попы, не говоря уже о том, чтобы дорасти, скажем, до её середины – подобные страдания вам незнакомы. А заключаются они в следующем: стоит мне надеть, скажем, огромных размеров дублёнку или не менее массивный пуховик и застегнуться на все пуговицы (потому что, сука, холодно) – Волосы Девать Некуда. Если их оставить сиротливо болтаться сзади (а они у меня совершенно прямые, безо всяких выкрутасов) – и в особенности если к комплекту прилагается ещё и шапка – на мой скромный вкус получается городская сумасшедшая. Если их блоггерски разделить на две половины и перебросить вперёд… ну ээ, с большой натяжкой терпеть это ещё можно (и то не с каждой верхней вещью), но вообще-то это всё та же городская сумасшедшая, только принарядившаяся.

Continue reading “Зимние забавы”

Деградация

В общем-то этим всё сказано, я думаю. Я от них сегодня отписалась, потому что до этого они выдали ещё два перла в том же духе – один про отказ от меха (отож!), а второй даже и не помню, но не сомневаюсь, что он не менее прекрасен. А если кто всё равно запутамшись и ваапще ничего не понимает, то вот вам простой пример. Представьте себе, что хороший – очень хороший, мишленовский и блаблабла – ресторан, уверенно позиционирующий себя в luxury-сегменте, выпустит следующее заявление. ‘Наши туалеты – самые чистые в городе! Мы полностью посвящаем себя чистоте наших туалетов! Мы их чистим каждый божий день по десять раз, наисвежайшим Доместосом и зубными щётками! А сейчас мы запустили десятилетнюю программу чистоты наших туалетов ‘Вони – нет!’ Все в наши туалеты!’

Ну и как, хочется посетить это заведение? Вольному воля, конечно. Народу вон очень хочется. Просто визжат от восторга. Culture of purpose, она такая.