Удивительное рядом


Пятиминутка воскресной злобы для модофанатиков.
(Гнусаво) Это – кусочек рассылки Net-a-Porter, тема, как видим – обувь. Загадка недели для знатоков: что здесь не так?

Подмывает, конечно, ответить ‘всё’, но некоторые моменты особенно бросаются в глаза. В правом верхнем углу кадр из Flashdance, сорри, удивительно яркая, модная и инновационная идея для after-dark dressing’а. Хороший пример прямиком из выжженной пустыни, пардон, с передних флангов современного модного фронта. Проще говоря, непрекращающиеся жалкие попытки искусственно привить хоть какой-нибудь, хоть небольшой трендик, натянуть его на головы (ноги) отчаянно сопротивляющемуся населению и выдавить из оного хоть немного денюжек. Хочу отметить, что весь этот процесс происходит в некотором смысле внутри одной головы – пусть коллективной головы, суть от этого не меняется. То есть вот оно, крупным планом, ярко и показательно – вот до какой невообразимой степени эти люди оторваны от окружающей реальности. Ниже, кстати, картина тоже невесёлая – всё ещё производимые (и, надо полагать, продаваемые) прадовские брожики из коллекции, казавшейся когда-то, много лет назад поистине революционной, а по существу ставшей едва ли не последним действительно ярким, талантливым и смелым заявлением для бренда. В общем, ни конца ни края этой херне не видно.

Advertisements

Who’s gonna walk you through the dark side of the morning

Поразительное вещи происходят, ей-богу. Стала появляться музыка. Разная. Хорошая. С музыкой, со словами, полный комплект. Я уж не знаю, к чему это – не грядёт ли апокалипсис, в самом деле – но наслаждаюсь по полной, пока чудный мираж не испарился.

 

Who’s gonna walk you through the dark side of the morning?
Who’s gonna rock you when the sun won’t let you sleep?
Who’s waking up to drive you home when you’re drunk and all alone?
Who’s gonna walk you through the dark side of the morning?

… (гендерное, видимо. хотя не знаю.)

cb72dd8cc4fcdf55c75d0e22b794070e.jpg

Вот тут https://corpuscula.blogspot.lt/2017/03/feud-1.html#comment-form Корпускула жестоко даёт прикурить Вондерзину. Честно признаться, я Wonderzine уважаю (уважала?) – но читаю чаще всего по диагонали, концентрируясь в основном на обзорах коллекций и аналитических статьях на околомодные темы (написанных часто на хорошем, изящном и правильном, а не убого-деревянном языке). Периодически я за них, бедняг, даже переживаю, видя под хорошей аналитической статьёй три комментария, из которых один будет вариацией на тему “а это чё? ничё нипонила ваще, чё это”, а второй будет непременно от томной и просто убийственно интеллектуальной девы, спешащей сообщить, что “какие глупости, вы просто завидуете”. Интервью с какими-то там девицами я пропускаю всегда, мне они без надобности – а потому феномен, о котором пишет Корпускула (почитайте, кстати, и комментарии, там тоже много интересного на ту же тему) прошёл мимо меня. Но вот само его, феномена, наличие меня совершенно не удивляет. По крайней мере, всё, что я вижу и читаю в русскоязычном интернете, только подтверждает мои подозрения, что 28-летние пигалицы, рассуждающие о старении и пластических операциях – самая что ни есть настоящая норма на одной седьмой (или девятой? мнения расходятся) части суши.

Впрочем, проверить эти подозрения на практике – вне интернета – у меня возможностей не так чтоб много. Точнее, нет их у меня вовсе. Мне тут, пожалуй, надо кое-что пояснить. Русский – один из моих родных языков (да, именно так) – не единственный, и, надо признаться, не основной. Я и этот блог во многом оживила для того, чтобы окончательно не разучиться писать и выражаться на русской языке) В России я была довольно продолжительное время (почти три года) единственный раз в жизни – когда получала магистерский диплом в Москве, и вряд ли что сможет сравниться с культурным шоком, который я тогда испытала. Последний раз я была в России (Москве) года полтора-два назад – по делам на несколько дней – и потому судить могу только о двух-трёх приятных кафешках и поразившей меня вежливости продавщиц в магазине “Подружка”, а уж никак не о чём-то большем, вроде менталитета или социокультурных стереотипов.

Но этого, наверно, и не нужно – о двух последних пунктах можно запросто начать судить, убив пару-тройку часов в интернете. К примеру, недавно в одном жж-шном сообществе о моде (оо, это клондайк!) я наткнулась на серьёзную и умную статью “Можно ли носить яркие цвета после тридцати”. Неподготовленный человек, пожалуй, тут может надолго задуматься – после тридцати чего? Рюмок? Бокалов? Книг? Пар обуви? Вот вам хиханьки, а обсуждение было глубокое и обстоятельное. Мнения разделились. Вообще я тут публично покаюсь – да, я читаю сообщества о моде. Этого категорически невозможно не читать. Бью себя по рукам, чтобы не начать писать научные труды по культурологии. Очень большое внимание там уделяется возрасту – и чужому, и своему – и правилам, полагающимся для каждой возрастной категории.  Например, мне неоднократно попадались обсуждения, с какого возраста уже неприлично носить джинсы, длинные волосы, каблуки, юбки выше колена (нужное подчеркнуть). Также заметна просто какая-то паническая озабоченность весом – опять же, и своим, и чужим. Хочу отметить, что за всё время моего пребывания в Конде Насте, LVMH и прочих, казалось бы, очень подходящих к случаю местах, где все просто обязаны быть помешаны на внешнем виде, мне ни разу не попался ни единый боец модного фронта, считающий людей (в данном случае, конечно, женщин) европейских размеров 38-40 “толстыми”. Так что надо опять же полагать это типично российским феноменом.

Я, собственно, это всё к чему. Тут речь вовсе не идёт о том, что я, поди ж ты, “не согласна” со всеми вышеперечисленными пунктами и сейчас буду их яростно опровергать. Нет, нет и нет – никаких причин я для этого не вижу. Сами понятия “согласна-не согласна” здесь абсолютно неприменимы. Всё это для меня просто настолько Иное – с большой буквы “И” – что остаётся только за этим наблюдать. Увлекательнейшее занятие – сиди себе и следи за социокультурными извивами. Что-то вроде научного исследования, если угодно. Это всё до такой степени инопланетно, что с чем-то тут “не соглашаться” я считаю попросту абсурдным – не ходят в чужой монастырь со своим уставом.

Хочу только отметить вот какую вещь. Все эти люди, рассуждающие об уместности джинсов после, не знаю, тридцати? (уважаемые, когда у вас джинсы носят? отпишитесь) не учитывают один важный момент – они не являются центром вселенной. Вокруг мир, как очень правильно заметил Гилдор Инглорион из дома Финрода – мы можем не замечать его, но мы в нём, а он в нас. Когда я в Лондоне прихожу на какое-нибудь мероприятие или вечеринку, возрастной разброс приглашённых может запросто быть от восемнадцати до девяноста (часов? дней? столетий?) – и представитель вот этой второй категории может запросто оказаться значительно  более современным и осведомлённым о тех или иных аспектах действительности, чем, например, я. Вряд ли нужно кому-то напоминать, что у интересов не бывает возрастных рамок – да и положа руку на сердце, не считаю я, что возрастные рамки в принципе бывают у чего бы то ни было. Жизненный опыт, однако:))

Я этот поток сознания проиллюстрировала фотографией Линды Роден по одной-единственной причине – на ней она позирует в моём когда-то очень любимом чебурашке Уникло, которого я относила весь первый год своего пребывания в Лондоне и от которого избавилась по причине полной затасканности. Засим откланиваюсь.

Before Sunrise. Ethan Hawke про широту действительности

before-sunrise.jpg

Если кому интересно, вот тут http://www.rogerebert.com/interviews/the-present-and-future-ethan-hawke-on-the-before-trilogy Итан Хоук рассказывает про трилогию Before… и другие свои фильмы, например, Born to Be Blue, про который я слышу первый раз (позорище) и который надо срочно смотреть.

Я страстно обожаю Before Sunrise и Before Sunset. Это едва ли не лучшие из известных мне фильмов о… нет, честно, не могу я сказать, что они о любви. Это истории о смысле, который непременно нужно искать и находить в повседневности. Да собственно, и напрягаться-то сильно не нужно, смысл разлит в каждой капле солнечного света над Веной, Парижем, разноцветными греческими островами – и Хоук говорит именно об этом, точнее, рассказывает, как они все втроём с Жюли Дельпи и Ричардом Линклатером старались это поймать и передать на экране. Может быть, именно поэтому эти фильмы – ещё и пронзительное признание в любви Европе, из тех, что снимают только американцы. По крайней мере, мне практически не попадались европейские режиссёры – а уж современные не попадались точно – способные увидеть и запечатлеть вот эту обожаемую мной каждодневную поэзию, которой пронизаны улочки, древние площади и тротуары, залитые предзакатным – или предрассветным – светом.

BEFORE-SUNRISE-1.jpg

По этой же самой причине я очень не люблю последнюю часть трилогии – Before Midnight. Нет, в плане качества там всё в порядке, снято точно так же великолепно – но вот смысловая составляющая, уж не знаю, случайно или преднамеренно, там совершенно ужасная. Наши любимые герои внезапно оказываются мелкими и пустыми как барабан обывателями, не занятыми, по существу, абсолютно ничем и сливающими друг на друга своё раздражение от бессмысленности и пустоты жизни, которая, как им казалось, должна была быть полностью заполнена друг другом. Их финальный скандал на самом деле именно об этом (а вовсе не о сексе, использованном в качестве предлога) – где же, где потерянный смысл, и почему ты мне его не желаешь предоставить на блюдечке?? Бескрайние горизонты двух первых фильмов вдруг схлопнулись и исчезли, краски померкли, и мир – содержавшийся, конечно же, во многом внутри героев и видимый их глазами – стал маленьким, унылым, бесцветным и бессмысленным. Мне, кстати, совершенно непонятно, почему эта троица сделала именно этот более чем странный вывод из двух предыдущих фильмов и в третьем зачем-то напрочь лишила героев и глубины, и многогранности. Что они этим хотят сказать? Что подобная деградация и запустение – нормальны и естественны, все там будем? Нет, ребята – если вы действительно в это верите, то будьте добры говорить только за себя. А мне вполне хватит двух первых фильмов, которые теперь в очередной раз пересмотрю.

Искусственное. К вопросу о modern art.

ai-weiwei-dropping-a-han-dynasty-urn-19951.jpg

Ai Weiwei Dropping a Han Dynasty Urn, 1995

Ай Вейвей – просто божий подарок для арт-истеблишмента. Эксцентричный диссидент с большим талантом к самопродвижению, активно и громко озабоченный социальными и политическими вопросами – и при этом ни единой хоть сколько-нибудь интересной, глубокой или неожиданной метафоры, ни одной ценной жемчужины в заботливо и трудолюбиво сгребаемых кучах. Чего ещё можно желать? Такие люди очень нужны – их старательно выискивают всюду, немедленно подхватывают под белы рученьки и начинают продвигать всюду где только можно, потому что ну вот же, смотрите! все мы движемся поистине верным путём, только таким и может быть искусство, и даже в Китае это понимают. Многие из подобных “творцов”, впрочем, сами свято во всё это верят – такие особенно ценны, потому что тупы как пробки и опасаться с их стороны нечего. А вот вторая категория является для арт-рынка источником некоторого напряжения – ловкие коньюнктурщики, циники и провокаторы, прекрасно всё понимающие и занятые отрезанием себе большого куска сладкого пирога. Эти далеко не глупы, а значит, опасны и непредсказуемы – чёрт их знает, что могут выкинуть. У меня такое подозрение, что Вейвей скорее из таких. Правда, в этой категории попадаются и люди по-настоящему талантливые – навскидку вспоминается сотрудничавший с Леди Гагой Франческо Веззоли, истинный продолжатель дела великого хитреца Марселя Дюшана – а к таковым пекинский борец за идею ни в коей мере не относится. Что, конечно же, идёт и ему, и его нескончаемому творчеству только на пользу. Впрочем, тут, наверно, и не может быть иначе. Или ты активист, или big artist. Мне думается, спустя и две, и три сотни лет многие исследователи будут задумчиво чесать в затылках, уныло разглядывая вещественные доказательства существования нас с вами и пытаясь понять, почему политические протесты считались высоким искусством, искусство как таковое не ценилось вовсе и даже считалось вредным, а “ценные” идеи были ценными только потому, что исходили только от правильных, идеологически подкованных, нашедших единственное верное направление “талантов”.