Из жизни орхидей

MV5BMWJkNzBkM2UtYWFlMC00NmEwLTgxOGUtMjVmMzYyZjgyMmEzXkEyXkFqcGdeQXVyMjM4NTM5NDY@._V1_

Phantom_Thread_BR_Review_High-Def_Digest_6

phantom-thread

phantom-thread-4

… If he wasn’t here tomorrow? No matter. For I know he’d be waiting for me – in the afterlife, or some safe celestial place. In this life, and the next, and the next one after. For whatever there is on the road that follows from here, it would only require my patience to get to him again. You see? To be in love with him makes life no great mystery.

Мой блог будет понемногу возвращаться из вынужденного отпуска (да, я уже не в Лондоне, и скоро окончательно переберусь в Вильнюс). Ни на какие серьёзные и пространные аналитические посты у меня пока нет времени, за что дико извиняюсь. Но тем не менее писать буду. Потому что у меня есть крылья, и я могу летать.

Это кино потрясло меня до глубины души. Хотя, конечно, кто бы сомневался – оно именно с таким расчётом и делалось. Велик и могуч Пол Томас Андерсон – Boogie Nights перманентно находятся в копилке моих любимейших фильмов, и Магнолию я если и не люблю, то по крайней мере очень уважаю. Не менее велик и могуч Дэниел Дэй-Льюис, блистательно справившийся, на мой взгляд, с архисложной задачей. Впрочем, возможно, это она нам кажется архисложной – нам, жалким и убогим, забывшим, что такое актёрское кино, детали и мельчайшие нюансы, из которых, собственно, и состоит жизнь.

Нет, я не буду спойлерить – более того, я даже не буду расписываться на целую простыню. Хочу только сразу предупредить, что этот фильм понравится далеко не всем. Многие найдут его холодным и пустым, и это вполне закономерно. История о безупречности деталей, мельчайших аспектов и эмоций должна быть именно такой. Для меня, по правде сказать, так и осталось загадкой, почему Андерсон вообще выбрал именно эту эпоху и именно эту тему, и как ему удалось с такой проникновенно-болезненной точностью, доступной только людям истинно любящим, так много рассказать о том, о чём сейчас не говорит никто. Ничто, как говорится, не предвещало. Да, разумеется, это абсолютный маст, если вы любите моду (как здорово, что все мы здесь такие собрались) – моду в её первичном значении зеркала, одновременно безупречного и безжалостного. Моду в значении повседневности, крохотных эстетических моментов, прикалывания булавкой toile, зашивания никем не видимых посланий в подкладку или подол, глотка чая из изысканной чашки, надевания белого халата и белых перчаток, падающего из окна тусклого света зарождающегося лондонского дня. Моду во всех её всеобъемлющих ипостасях, как глубоко социальных, так и глубоко интимных.

Пересказывать сюжет я тоже не буду – хотя он хорош, с массой крючков и застёжек в нужных местах, со множеством неизбежных метафор и необходимых клише. Хотя по большому счёту это рассказ о том, как сложно живётся сложно организованным людям. Интересно, что проникновенный гимн моде здесь является не просто визуальным оформлением, красивой и детальной картинкой, а полноправной и важной частью сюжета – Андерсон ни одной секунды не иронизирует (с ума сойти), он абсолютно серьёзен. А ведь тонкость восприятия и серьёзное отношение к эстетике – вещи, подтрунивать над которыми сейчас считается чуть ли не хорошим тоном. У меня, пожалуй, есть некоторые претензии к грубовато втиснутому в сюжет противопоставлению “старого” и “нового” – но это если придираться. По большому счёту это неважно, совершенно неважно.

А вообще-то я, конечно, лукавлю. На самом деле Андерсон просто рассказал мне обо мне. И откуда только узнал, нехороший человек.

Advertisements

The Flipside at Selfridges: мусор, грибы, экология и прочие окаменелости

IMG_3532

The Flipside – выставка (если это можно так назвать), проходящая в Селфридже с 26 апреля по 20 мая, так что если кто захочет… Впрочем, нет. Я совершенно не рвусь рекомендовать кому бы то ни было посетить это мероприятие, и вообще не очень понимаю, кому, кроме профессионалов индустрии, это может быть интересно – хотя вроде бы рассчитано на широкую публику. О чём это вообще? Что хотели сказать аффторы? Не переживайте – на этот вопрос они и сами ответить не смогут. Хотя тут возникает ещё один вопросец, надо сказать, вполне закономерный и справедливый – а какого чёрта в таком случае ты вообще об этом пишешь?

А вот, знаете ли, пишу. Потому что это важно.

camphoto_33463914

Я в данном случае (и во многих других, хаха) нахожусь в отвратительно неблагодарном положении человека, не имеющего практически никакой возможности рассказывать о своей работе. Завидую народу, весело и задорно публикующему прямые репортажи со съёмок, показов и ещё бог знает чего. Но я не стилист и не фотограф, и не занимаюсь ни журналами, ни показами (уже давно). А вот чем же я всё-таки занимаюсь/занималась… охохо. Я работала над очень серьёзными проектами для очень серьёзных брендов. Но. Учитывая убойное количество подписанных мною и всеми остальными участниками non-disclosures, даже пискнуть о подробностях я не могу иначе миня посодют. Да, ничего удивительного – когда-то я тоже была наивным существом с вываливающимися из орбит от восхищения глазами, для которого какая-нибудь фотосессия в каком-нибудь Воге была пределом мечтаний и абсолютной вершиной пирамиды. Ха. На самом деле иерархия устроена, мягко говоря, немного по-другому.

Вот и получается, что об одних проектах я говорить не могу, а о других не хочу. Не хочу потому, что у меня есть и то, над чем я работала и работаю в личном порядке – эдакие pet projects, и просто брать и выкладывать в интернет подробности… Скажем так, у меня уже есть более чем негативный опыт – в той самой фазе наивного существа я очень много бегала, подпрыгивая от восторга, всем всё рассказывая и показывая, потому что ну как же, ведь только так и надо делать, вот же оно, будущее, и неважно, сколько придётся обойти дурацких бюрократических кабинетов, ни хера не понимающих инвесторов и вообще уже каких-то хтонических личностей под названием shareholders… Я сомневаюсь, что кто-то сейчас меня поймёт, но тем не менее попробую: если вы всерьёз считаете, что умеете что-то делать хорошо или даже очень хорошо (и это не ваши выдумки, а факты, подкреплённые конкретными примерами), и это обязательно вам поможет (найти своё место/дело и т. д., сделать карьеру, сделать что-то полезное и важное для общества…) – это очень наивно. Опять же, я не могу распространяться о подробностях, но скажу вот что – не делитесь своими достижениями широко, вольно и с кем попало. Не рассказывайте на каждом интервью, какие инновации вы воплотили в жизнь и как у вас ещё много всего, просто дофигищи полна коробушка. Это наивная провинциальная дурь, за которую обязательно придётся поплатиться. И это касается далеко не только модной индустрии – у меня есть удивительнейшие примеры из совершенно несмежных областей. Марсия Килгор как-то сказала, что ни на одну беседу – и не только деловую, а просто посиделки с друзьями!! – она не приходит без пачечки non-disclosure agreements. Нет, это не шутка. Да, та самая Марсия Килгор, автор Bliss, Soap&Glory, а сейчас и Beauty Pie. Так живут взрослые серьёзные люди в большом мире.

Wow, что-то я расписалась не по теме. Хотя эта предыстория, надеюсь, отчасти помогает понять, почему мне интересна эта чудноватая выставка. Если вкратце – направление движения абсолютно правильное, а суть, увы, жестоко подкачала. Культурологическая роль моды – да, есц такая, и она в конечном итоге выливается в мощнейшие финансовые результаты – заключается вовсе не в обслуживании каждого пука одуревшего от выбора потребителя, а в том, чтобы шарахнуть этого самого потребителя чем-то настолько во всех смыслах новым, что может привести к серьёзнейшим переворотам в сознании, заставить посмотреть на привычное и надоевшее совершенно иначе, а заодно и выдернуть мирно разлагающуюся индустрию из её тёплого чмокающего ложа в болоте. Собственно, это всё известные вещи – give people something they never knew they wanted. Оно, конечно, финансовые результаты (немедленные) можно получить и другими способами, только вот меня эксплуатация чужих внутренних мудаков, идиотов и мерзавцев как-то не очень прельщает. Да и мода для этого не очень подходит – с такой, эээхм, бизнес-философией можно найти себе куда более увлекательные и прибыльные занятия.

Continue reading “The Flipside at Selfridges: мусор, грибы, экология и прочие окаменелости”

Сообщение. Новый канал в Telegram

02ff9657112a4230daa25ab2e6bd0974

Я сделала это! У меня теперь есть моя персональная мыслесливалка.

Дело в том, что у меня много бывает разных мыслей – и модных, и парфюмерных, и вообще не пойми из какой категории – которые часто в целый пост оформить не получается, а выписывать их между тем куда-то надо (скапливаются и давят на черепную коробку). Одно время я пыталась это делать в Инстаграме, но нет – он для этого не предназначен. Вообще с Инстаграмом я скорее всего разведусь – он меня притомил до кровавых матюков на зубах, потому что, ёлочки ж палочки, даже такую простейшую функцию, как показать мне хоть несколько убогеньких постиков нужных мне аккаунтов в хронологическом, матушка ж моя, порядочке, он выполнить неспособен. А это по существу единственное, что мне от него было нужно – я им раньше пользовалась как прекрасной и очень удобной новостной лентой. Иногда ещё и для общения, но там уже и это, похоже, сошло на нет.

В общем, если кто-то из здесь присутствующих пользуется Телеграмом – у меня теперь там есть канал. Называется он точно так же – Fashionista как она есть. Там будут разные внезапные мысли – в основном о моде и парфюмерии, но далеко не только. Я его открыла только сегодня и уже понаписала там чёрт знает чего. Наиприятнейший формат. Если кому это интересно – добро пожаловать.

Стратегии (не)модного выживания. Часть II, рассуждательная: куда всё катится

13e462148bd27cf889ac0412737eb29f

Итак! Продолжим, уважаемые, стричь наших баранов. Во вторых строках опуса хочу публично подумать на некоторые совсем уж апокалиптические темы. В частности: что будет, когда не будет совсем ничего? Это, кстати говоря, вполне вероятный сценарий – я в последнее время как-то не очень верю в то, что мода, дескать, велика и бессмертна, и никуда не денется. Денется. Ещё как. Я вот как-то так по-скромному начинаю подозревать, что мода в том виде, в котором мы её знаем и понимаем, вообще была (да, была) феноменом исключительно XX века, и за пределы оного ей перетечь, увы и ах, не удалось. Есть, конечно, глубоко оптимистичные точки зрения – даже отсутствие моды вполне можно считать модой – но из меня оптимист, знаете ли, хреновый. Если учитывать, что мода как искусство (а заодно и как способ самовыражения) на сегодняшний день уже благополучно померла, и на арену выходят совершенно иные коды, не имеющие ни малейшего отношения ко всякой ерунде вроде свежести идей и качества исполнения, то разговор о полной и окончательной гибели и ааавсёпропало… в общем, совсем не звучит таким уж притянутым за уши. Так что хочу высказать несколько предположений о дальнейшей судьбе пациента. Всё это в той или иной степени следует из ныне имеющейся ситуации – и да, конечно, это не единственно возможный вариант развития событий, просто мне на сегодняшний день именно такой сценарий кажется наиболее вероятным.

Continue reading “Стратегии (не)модного выживания. Часть II, рассуждательная: куда всё катится”

Коммерческий панк и некоторая природа вещей

c764486e198a9d9462e6575e2350fcc7

Malcolm McLaren & Vivienne Westwood, 1971

 

Мне тут подумалось, что мы на самом деле очень мало знаем о происхождении той или иной эстетики – а уж её смысл часто остаётся и вовсе недоступным. Нет, конечно, можно читать много умных статей, написанных сидящими за столами умными людьми, но если нет и никогда не было ни малейшего соприкосновения с этой средой, и не с кем об этом поговорить (я уж даже не говорю о возможности послушать очевидцев и участников) – то… да. Визуальные смыслы подаются нам тщательно отфильтрованными, отчищенными от лишней сложности, пропущенными через сито коммерческой доступности, а по существу мещанства. Вульгарность – она прежде всего в повторяемости, растиражированности и банальности, а уж никак не в наборе потенциально “скандальных” или раздражающих элементов.

Я это всё вот к чему. Был у нас в Конде Насте профессор Гэри. Профессор, да. И вот как-то читал он нам лекцию об, ээ, по-моему, о постмодернизме, и произнёс какую-то странную фразу об унылости и никчемности широко тиражируемых визуальных протестных потуг – и современных псевдопанковских, и любых других. Мы заспорили – но как же, а Макларен, а Вествуд, а Джонни Роттен и Сид с Нэнси, наконец? Люди, на которых молится всё прогрессивное человечество, истинные rebels, кожа, булавки, все дела?

Тут Гэри печально вздохнул и изрёк нечто совершенно, на мой взгляд, потрясающее. Нет, ребята – это всё совсем не то, что вы думаете. Уж я-то знаю – сам был панком. И друзья мои также были вполне себе панки. И во что, как вы думаете, мы одевались? We wore Edwardian three-piece suits. Being a punk wasn’t about leather, fishnets or torn t-shirts – it was about dressing the way no one else dressed. And then Westwood and McLaren came along – and suddenly everybody looked exactly like everybody else.

Казалось бы, такая простая вещь, да? А ведь и не сообразишь, пока не выплюнешь изжёванную жвачку.

Weekend Pieces: The Christmas Edition

Whistler-Nocturne_in_black_and_gold

larger

Ночное зимнее море – как погружение в Уистлеровские Ноктюрны безо всякой надежды вынырнуть. Но это и не нужно – воздушное пространство здесь излишне,  в этой густой и объёмной тьме лёгкие не нужны, и лихорадочные глотки кислорода заменяет созерцание, точнее, пребывание в самом пространстве ночи, которое и не воздух, и не вода, и не твердь земная, а что-то совсем иное, неподвластное нашему восприятию и к нему по большому счёту равнодушное. Проведите хотя бы несколько минут на берегу ночного зимнего моря – это, право же, ценнейшее приобретение.

 

Итак, предрождественский Weekend Pieces! Если вас предыдущий параграф сильно взволновал, не переживайте – дальше всё будет по большей части практично и сакраментально, ибо одно другому (а также и третьему, и четвёртому) в моём представлении не мешает никогда, а вовсе даже наоборот, чудесным образом дополняет картину, поскольку является неотъемлемой частью оной. А то вот очень я не люблю людей, которые всерьёз считают, что можно, к примеру, или изучать древние тексты – или озаботиться поисками винтажного платья Шанель, а делать и то и другое никак низзя, а почему, а вот потому что низзя и всё. Надо сказать, никаких внятных аргументов – да что там миндальничать, вообще никаких аргументов в пользу своего мировосприятия у них нет. Просто эти две важнейшие части бытия в их несчастных головах входят в неразрешимое противоречие, вот и мучаются, бедняги. Ладно, бог с ними – это было лирическое отступление, так что оставим отдельных страдальцев решать тяжёлую дилемму, взяться ли им за том, простихосподи, Шопенгауэра или же почистить зубы, а то и вообще совершить невообразимое святотатство и, например, испечь яблочный тарт. У меня лично к этому Рождеству накопилось много всего приятного, потому желаю поделиться.

Continue reading “Weekend Pieces: The Christmas Edition”

K-fashion, или извлечение корня из streetwear

Меня давно мучает вопрос – а можно ли вот эту пресловутую современную street-эстетику сделать, прям стесняюсь сказать, хорошо? Ну вот чтобы не харкать отходами своей жизнедеятельности на конечного потребителя, а сделать что-то действительно интересное, достойное и умное, и без обращений к собственной тяжёлой ностальгии по не пойми чему? И если да – то как?

Авотона как.

Оказалось, сделать вполне возможно. Смотрите ниже, на примере чудесного корейского бренда. Я в последнее время плотно ковыряю азиатские Воги и прочие харперсбазары, и хочу сказать – обращайте, братие, взоры свои на Восток. Ибо там Сила.

KYE FASHION – Lookbook F/W 2017

Kathleen Kye очень крута. Мне здесь особенно нравится использование тех самых, набивших всем пятьдесят оскомин исторических элементов. Оказывается, их вполне можно использовать с умом, душой и талантом – как, собственно, и всё остальное. Там, где у наших теперешних звёзд модной сцены из того же самого набора исходных данных получается только матушка, выходящая на дорогу в ветхом шушуне образца тяжёлого 92-го года, у корейцев блистает и безупречный вкус, и тонкая ирония, и ни для кого не оскорбительная, не безмозгло-военизированная андрогинность, и много ещё чего. Кстати об исторических элементах – пальцами я на этот раз тыкать не буду, сделайте небольшое эстетическое упражнение и поищите сами. Не сомневайтесь, суслик есть.

2049734799_IfZ2S4v9_ba4d7a6501558fa25a7aa459856d06071eb03f29-2.jpg

Continue reading “K-fashion, или извлечение корня из streetwear”

Искусственное. К вопросу о modern art.

ai-weiwei-dropping-a-han-dynasty-urn-19951.jpg

Ai Weiwei Dropping a Han Dynasty Urn, 1995

Ай Вейвей – просто божий подарок для арт-истеблишмента. Эксцентричный диссидент с большим талантом к самопродвижению, активно и громко озабоченный социальными и политическими вопросами – и при этом ни единой хоть сколько-нибудь интересной, глубокой или неожиданной метафоры, ни одной ценной жемчужины в заботливо и трудолюбиво сгребаемых кучах. Чего ещё можно желать? Такие люди очень нужны – их старательно выискивают всюду, немедленно подхватывают под белы рученьки и начинают продвигать всюду где только можно, потому что ну вот же, смотрите! все мы движемся поистине верным путём, только таким и может быть искусство, и даже в Китае это понимают. Многие из подобных “творцов”, впрочем, сами свято во всё это верят – такие особенно ценны, потому что тупы как пробки и опасаться с их стороны нечего. А вот вторая категория является для арт-рынка источником некоторого напряжения – ловкие коньюнктурщики, циники и провокаторы, прекрасно всё понимающие и занятые отрезанием себе большого куска сладкого пирога. Эти далеко не глупы, а значит, опасны и непредсказуемы – чёрт их знает, что могут выкинуть. У меня такое подозрение, что Вейвей скорее из таких. Правда, в этой категории попадаются и люди по-настоящему талантливые – навскидку вспоминается сотрудничавший с Леди Гагой Франческо Веззоли, истинный продолжатель дела великого хитреца Марселя Дюшана – а к таковым пекинский борец за идею ни в коей мере не относится. Что, конечно же, идёт и ему, и его нескончаемому творчеству только на пользу. Впрочем, тут, наверно, и не может быть иначе. Или ты активист, или big artist. Мне думается, спустя и две, и три сотни лет многие исследователи будут задумчиво чесать в затылках, уныло разглядывая вещественные доказательства существования нас с вами и пытаясь понять, почему политические протесты считались высоким искусством, искусство как таковое не ценилось вовсе и даже считалось вредным, а “ценные” идеи были ценными только потому, что исходили только от правильных, идеологически подкованных, нашедших единственное верное направление “талантов”.

Про пижамы, Vetements и очень модный коллапс

mtm2odmwnzq1nty5mtqymzy5

Карл и чупакабры (source: fashionista.com)

vetements-fw16-collection-0

Vetements Fall 2016 campaign

my-shining-armour-as-suspected-i-was-right-about-everything-mug-4

Хочу публично покаяться: в последнее время я преисполнена чёрного сарказма. Это, соглашусь, нездоровое состояние, но какова сила! Это практически наркотик, слезть с которого для моих скромных сил пока не представляется возможным. Я ядовито ухмыляюсь, закатываю глаза, раздуваюсь аки древесная лягушка от переполняющего меня осознания собственной важности и неоспоримой мудрости, томно побрызгиваю по сторонам ядом и в целом наслаждаюсь последствиями модного коллапса, о котором – оо да, я оторвусь! – я прекрасно ЗНАЛА ещё как минимум лет пять назад. Впрочем, дочитывая очередную истерическую статью о модной индустрии в каком-нибудь уважаемом издании (всё пропало, какой ужас, мы все умрём) и борясь с очередным приступом нарциссического самолюбования, я параллельно впадаю в какое-то несколько странноватое и не особо свойственное мне состояние осторожного оптимизма. Всё можно изменить. Можно – разумеется, если не спихивать эту обязанность на дядю, тётю, троюродного племянника и Вог, а прекратить, наконец, расслабленное сидение во всё растущем болоте и серьёзнейшим образом засучить рукава.

street-style-from-london-fashion-week

Блоггеры на неделе моды в Лондоне

Итак. Оставим хиханьки и перейдём, наконец, к серьёзным делам. Это будет длинно, заумно и нудно. Кому неинтересно – есть возможность встать и выйти прямо сейчас, дабы не тратить время и лишний раз не расстраиваться. Удивительный 2016-ый год нам для этого и так подарил много чудесных, светлых и прекрасных поводов, и кому не хочется иметь в копилке ещё один – тех я прекрасно понимаю и поддерживаю. Так что если не желаете бродить по развалинам после бомбёжек, выискивая кое-где ещё сохранившиеся стены и угрюмо размышляя, как, когда и с какой стороны начинать это всё восстанавливать – прошу на выход. Всем остальным, всё же желающим знать, какие тати это всё разбомбили, как и зачем, и чем тут, собственно, можно помочь – добро пожаловать.

Небольшой рекап – о чём я, собственно, буду говорить. О том, почему современная модная индустрия (и в каком-то смысле сама мода) движется к неумолимому коллапсу. Кому выгодно поддерживать нынешний status quo и почему (кстати, теорий заговора тут искать не стоит – многие это делают по чистой глупости. Но не все.) Кто и какие трюки использует, дабы поэффективнее вписаться в современный модный ландшафт, и почему это именно трюки, за которыми не стоит ничего, кроме безжалостной пустоты. И главное – какие глубинные и практически никем не обсуждаемые проблемы пожирают моду, и как можно хотя бы попытаться начать их решать. Ну и по мелочи – что такое на самом деле “пижамный” тренд, почему модные блогеры, влогеры и прочие снапчаттеры (в современном их варианте) – это абсолютное зло, почему ни у кого нет даже намёка на свежие идеи и почему бессмысленно тщательно гладить и отпаривать грязную и рваную рубашку в надежде, что она как-то так автоматически, сама собою станет чистой и белой, и дырки сами затянутся.

d7c9544269f83797acf916baa5ad1f11

The Fendirumi limited edition charm version. Наиболее модные слои населения тоже плачут.

Хочу сразу предупредить – я не модный лайф-коуч и не гуру, и ни в коем случае не предлагаю немедленных решений! Определённые мысли, впрочем, у меня имеются, и пишу я всё это в основном для того, чтобы все эти мысли выписать из собственной головы (а то они там роятся уже чёрт знает сколько времени и мешают работать) – и заодно поделиться ими со всеми интересующимися и озадаченными (если таковые, конечно, ещё где-то имеются). В конце концов, если для начала всё хотя бы разложить по полочкам, картина сразу проясняется и вполне может стать понятно, куда ползти дальше – сразу под сень вечных вод или же в несколько более оптимистичное место. Поехали.

В очень свободном падении

Для начала поговорим о скучном и унылом – о чисто практической стороне вопроса. Продажи падают. Да, вот так просто и безо всяких лишних завитушек. Об этом вы можете при желании почитать где угодно, от Business of Fashion до Bloomberg. Сильно страждущим также очень рекомендую интересоваться ежегодными финансовыми отчётами – их публикуют практически все, LVMH, Kering, Prada Group – и думать об их истинном содержании, а не о мучительных попытках их авторов приукрасить крайне неприглядную действительность обтекаемыми фразами про “замедление”.

Что на самом деле означают эти непрекращающиеся “замедления”? Я сейчас буду говорить очень кукольным языком – slowing growth по существу не означает ничего иного, кроме отсутствия новых рынков. Откуда могут взяться новые рынки? Чисто физически – если пойти в новую страну/страны и открыть там магазин/магазины. Также рост может прийти и из других источников органического роста – например, если продавать больше уже имеющимся группам покупателей. Трагедия в том, что на сегодняшний день не происходит ни того, ни другого – по той простой причине, что при теперешних бизнес-моделях оно тупо не может происходить.

prada-1060x707

Prada store in Hong Kong

Я не буду здесь вдаваться в наиболее трагические аспекты разницы между органическим ростом и неорганическим. С современной экономической теорией все хоть в какой-то степени да знакомы, но вот у меня в последние пару лет на этой почве случилось прозрение просто ужасающих масштабов. Во многом потому, что я более не порхаю, кхем, нежной пустоголовой бабочкой по журналам, а ворочаю навоз, пардон, работаю не только над креативными, но и над бизнес-аспектами различных проектов. Всё это очень хорошо и удобно знать в теории. Также очень хорошо и удобно в теории возмущаться, пускать пену, кричать о падении нравов и закате капитализма. Но вот когда вдруг берёшь и вживую сталктиваешься с картиной почти что апокалиптических масштабов… Руки поначалу опускаются, да. Потом начинаешь постепенно озираться вокруг, поднимать голову и смотреть, где тут выход. Он, как известно, присутствует всегда, даже если вас уже съели.

Но выход – я уж не говорю про такую роскошь, как дверь, на первых порах подошло бы и окно или вентиляционное отверстие – найти совсем непросто. Как вы, уважаемые, полагаете, почему вся эта махина вдруг взяла и замедлилась? Органический рост, как уже говорилось в данном великом и мудром трактате выше, невозможен. Почему – обсудим ниже. Не надо, кстати, в его отсутствии обвинять китайских чиновников, которые больше не могут, бедняги, покупать швейцарские часы. Они тут, ей-богу, совершенно ни при чём. А так называемый “неорганический” рост есть не что иное, как двигание туда-сюда нескольких картин в попытках закрыть все имеющиеся дырки на обоях.

Почему нельзя продавать больше? На данный момент действительно нельзя, потому что нечего и некому. Я извиняюсь, это опять nursery language, но проблема рынков и их расширения/сужения – это не специфическая проблема модной индустрии, это проблема постмодернистского псевдокапитализма в целом. (Мы застряли в постмодернизме, да.) Можно, конечно, всё спихнуть опять на Китай и вообще всю противную Азию, которая больше не хочет покупать сумки, падение цен на нефть, терракты и мало ли что ещё. Но ребята! Когда всё тот же Business of Fashion разражается просто неприличной длины статьями о том, как хорошо расходятся так называемые novelty items (это воот те самые чудесные чупакабры, которых вы наблюдаете на фото выше), модная пресса (кое-где ещё копошатся выжившие, ага) прославляет братьев Гвасалия, а Кристофер Кейн, человек, которого я когда-то очень уважала, всерьёз считает для себя возможным заниматься насобачиванием разноцветных камушков на самые обыкновенные кроксы, становится понятно – это системный кризис колоссальных масштабов.

anya-hindmarch-ebury-sticker-print-tote

Anya Hindmarch Spring 2015 (source: purseblog.com)

Несколько лет назад я сильно переживала по поводу кутюра. Так переживала, просто кушать и спать не получалось. Спать у меня и сейчас не очень получается, однако же кутюр в этом больше не повинен. Он наконец-то отмучился, несчастный, и кому, в конце концов, это интересно. Проблема в том, что кутюр был вершиной пирамиды. Там же с ним до кучи были и мастерство, и творчество, и прочая никому не нужная, мешающая зарабатывать деньги хуйня. Я, конечно, прекрасно осознаю, что многим людям свойственно с самым серьёзным видом пилить находящийся довольно-таки высоко над землёй сук, на котором они сидят, но масштабы глупости и недальновидности в данном случае просто пугают. Вместо того, чтобы построить хоть какое-то, пусть маленькое и корявенькое, но здание и просчитать свои действия хоть на пару-тройку шажков вперёд, мы лучше порастащим все свезённые на стройку кирпичи и сбагрим их поштучно из-под полы в виде меховых шариков и чебурашек на сумки.

b04c776bc326733f4b09490189b3ab60

Moschino by Jeremy Scott Spring-Summer 2017

Как вы думаете – почему на сегодняшний день первой жертвой этого царства абсурда пал high street, то есть недорогие марки, всякие там Marks & Spencer’ы и Gap’ы (и многие прочие), казалось бы, не имеющие к чебурашкам и нарядненьким шлёпанцам никакого отношения? А потому что они все, уважаемые, звенья одной цепи. Тут, впрочем, есть несколько причин, но основная всё же вот в чём – когда у пирамиды безжалостно обрубили верхушку, структуры как таковой больше не осталось, точнее, всё оставшееся начало стремительно размываться. Покупателям недорогих брендов больше не на что надеяться и не на что ориентироваться – они, как люди несколько более практичные (и меньше тратящие) не склонны заниматься самообманом, а потому видят всю эту картину такой, какая она есть, то есть скучной и глупой, и зачем, собственно, вкладывать деньги в скуку и глупости. Не желаете ли и им предложить по меховому шарику? Тренды больше не будут спускаться сверху вниз, потому что никого из оставшихся наверху не заботит их создание – а вместе с ними не будут спускаться и новые истории, страшные и смешные, саркастичные и искренние, романтические и жестокие. Потому что их никто больше не расскажет. А ведь именно в эти истории и вкладывались покупатели, именно в них и участвовали, именно их сюжеты и продумывали, каждый божий день открывая дверцы своих шкафов. Всё это уже в прошлом.

Самое уморительное, что суетня по этому поводу всерьёз началась только сейчас. Правда, крупномасштабной суетнёй это назвать всё же трудно, но табуретка хоть потихоньку, но неумолимо начинает дымиться. Ах, какая трагедия, стонет какой-нибудь New York Magazine – люди куда охотнее пойдут в ресторан, чем купят новую кофточку! Можно, конечно, себя утешать, что, дескать, трагедия американских моллов к нам не имеет никакого отношения, кому нужны эти мусорницы, они и так давно должны были позакрываться, а мы велики и могучи, мы выстоим – но это просто смешно и даже местами жалко.

Могучие кучки, или займёмся деконструкцией

Современная мода всё чаще напоминает женщину, застрявшую в неудачном браке. Эти отношения её разрушают полностью, но ужас заключается в том, что прекращать их она даже не собирается – неизвестность страшит её куда сильнее, и лучше издохнуть, но здесь, в тепле и уюте, в своём, родном. Возвращаясь к тому самому кирпичу из-под полы – его-то продашь гарантированно и сейчас, и на тарелку супа наскребёшь, а что там будет дальше – какая разница. Что-то там такое строить из этих кирпичей – долго и рискованно, и неизвестно, когда будет результат и будет ли вообще, а результат нужен сейчас, сию секунду, ибо живём мы в культуре, требующей немедленных результатов, неизвестно откуда берущихся, но немедленных, вынь и положь сей момент, а лучше вообще вчера. Немедленный результат в подавляющем большинстве случаев (кроме крайне редких инсайтов) будет именно таким – глупым, но это, как мы видим, никого не волнует.

А ведь здесь, граждане, скрыто противоречие масштабов поистине титанических. Из вроде бы к данной теме прямо не относящегося – как вы полагаете, почему подохло искусство? Любое, да – ну то есть то, что мы именуем “современным искусством”, уже давно труп. А потому что его не должно быть, оно мешает. Слишком много поразведётся всяких непонятных творителей, которые будут творить чёрт знает что. А этого позволить никак нельзя. Искусство должно быть строго регламентированным, правильным и исключительно на дозволенные темы. Голод, военные конфликты (но только правильный голод и правильные конфликты, неправильных нам не надо), беженцы, права меньшинств – на эти темы пожалуйста. Всё остальное, всякие там неполезные и невоспитательные глупости, не подходящие для мычащих идиотов, будут тихо (ну или громко, в зависимости от ситуации) заметены под ковёр. Этим, надо сказать, весьма эффективным методом от искусства благополучно избавились.

Я понимаю, что сейчас сильно напоминаю тонкого ценителя рептилоидов и созданных ими отравленных колбас, но никаких теорий заговора я здесь разводить не собираюсь. Признаюсь честно – я не знаю, почему это происходит. Всё, что выше – это просто набор фактов, а вот причины мне, увы, неизвестны. Осознанные это действия или чистый идиотизм – кто его знает. Отдельно хочу отметить, что именно эти люди сейчас имеют наглость пользоваться термином post-truth – о да, монополия на истину принадлежит им всецело, а тут, понимаете ли, всё разваливается к чертям собачьим, и лезут всякие со своими мнениями. Эти же самые люди люто ненавидят абсолютно всё, что создаёт или в принципе может создать человек. Мне кажется, все эти яростные болельщики за всё eco-friendly и sustainable, большие знатоки изменений климата и прав животных подсознательно чуют для себя угрозу в высших проявлениях человеческого духа – а ведь именно к таковым относится любое творчество, свободное, никем и ничем не ограниченное, способное рассказать нам абсолютно всё о нас самих, всё горестное и радостное, тайное и явное, сияющее миллиардами разнообразнейших оттенков, и даже то, о чём мы слышать совсем не хотели бы. Вам никогда не приходило в голову, что нас всех упорно пытаются свести к чисто животному, физиологическому уровню? Вот все эти заботы о климате, продуктах, мы все умрём и как будут жить наши дети – это всё важно, разумеется. Но вот меня лично значительно больше волнует, как будут жить эти гипотетические дети без базового эстетического восприятия, без умения видеть, распознавать и оценивать визуальные послания, без истинности творения и выражения себя, а значит, понимания других, без способности видеть и понимать все оттенки окружающего мира во всём его многообразии, с тремя брёвнами вместо тысяч и тысяч струн, без соприкосновения с тем, что, собственно, и делает нас людьми. Еда и какая-то базовая одежда – правильно, это всё, что вам нужно, всё остальное есть тлен и суета, это вредно, это всё глупости.

explaining-vetements-1

Именно в такой атмосфере всеобщей запуганности и одновременно катастрофического падения каких бы то ни было стандартов могут не только существовать, но и процветать всяческие там Vetements. BoF объявил хитреца Демну Гвасалию человеком года в моде, и это, я считаю, во многом справедливо. Какой год, такой и человек. Кстати, хочу сразу предупредить – никаких подробных научных эссе на эту тему, обзоров и разборов творчества этого удивительного человека я писать не собираюсь. Конечно, можно было бы ограничиться сакраментальным “хуле там обозревать” и на этом закрыть тему. Но я всё же хочу отметить, что ежели мы имеем ужасающую, повальную и всё разрастающуюся темень, адскую тупость, полное незнание и непонимание чего бы то ни было, то в этой мутной, плохо пахнущей тьме, которую там-сям пронзают редкие вспышки факелов, ничего по большому счёту не освещающие и скорее пугающие, чем радующие и без того зашуганных донельзя модных аборигенов, вдруг протянутые из темноты пластмассовые бусики, яркие стеклянные шарики, да даже нанизанные на бечёвку пивные крышки безусловно вызовут приступы ликования – смотрите, нам принесли подарки! Они настоящие, яркие и разноцветные! Их можно потрогать и даже надеть на себя! Для тех, кто всё равно не понял – да, это плохо. Нет, это не деконструктивизм. Это всего лишь очень точное и правильное понимание ситуации, не более. Впрочем, если этот очаровательный псевдодизайнер сам искренне верит в гонимую им пургу, тем хуже. Мне только очень стыдно иногда бывает за старую гвардию, например, того же Тима Бланкса, удивительной тонкости профессионала, пишущего хвалебные оды этому дерьму.

gucci-spring-summer-2017-ad-campaign-the-dapifer-14

Gucci Spring-Summer 2017 campaign

Перейдём к более оптимистичным образцам жанра. Кому новеньких Гуччи? Надо сказать, на определённом этапе мне даже нравилось то, что делал Алессандро Микеле – в этом безумии хоть слабо, но прослеживался метод, а из хаоса, как известно, иногда способны родиться новые формы. Микеле, конечно, никаким боком не дизайнер, он чистый стилизатор – но я всё же хочу отметить, что если гибнущую моду и способно ещё хоть что-нибудь спасти, спасение во многом придёт из стилизаций, а не из дизайна. Я понимаю, это довольно-таки пессимистично, но увы – я не верю в современный дизайн. Не верю я в него, кстати, только в области моды – многие другие сферы, как ни странно, держатся молодцом. В моде практически не осталось ни настоящих профессионалов – именно профессионалов-дизайнеров! – , ни критериев, по которым можно было бы этот профессионализм оценивать.

gucci-spring-summer-2017-ad-campaign-the-dapifer-23

Gucci Spring-Summer 2017 campaign

Приходится признать, что ничего из этого взрыва в чайной чашке не получилось. В последних коллекциях уже не видно ничего, кроме стремления крикнуть погромче и явной зависти к достижениям конкурента Гвасалии. Это, кстати, Микеле подметил очень точно – предыдущие его опыты были всё же чересчур интеллектуальны, чрезмерно изысканны. Не по Сенькам, в общем, шапочки, блестящие костюмчики и прочие предметы. Но это ничего – в последнее время он активно старается исправить эти ошибки. Полюбуйтесь, к примеру, на SS17. Ядовито-безмозглая спортивность, обязательные нагромождения цветуёчков и, разумеется, истерический бег на месте за поздними восьмидесятыми и ранними девяностыми в попытках догнать наиболее отличившихся представителей жанра. А ведь какой показательный момент, правда? Если даже 90е уже на полном серьёзе воспринимаются как что-то вроде золотого века, возникает вопрос – где именно мы находимся сейчас?

Ценность настоящего момента, положа руку на сердце, заключается вовсе не в его воображаемом “разнообразии”, а в полной и абсолютной хаотичности происходящего. Хотя это как посмотреть. Мне на самом деле теперешний хаос вовсе не кажется целительным, потому как проистекает он далеко не из творчества, не из страсти к экспериментам (пусть глупых, корявых, любых! любые эксперименты сейчас были бы хороши), не из попыток поймать меняющийся ветер и даже не из жажды благородного бунта и возмущения против существующего status quo (именно этим занимались, например, Макларен и Вествуд в 70е и Art and Craft’овцы во главе с Уильямом Моррисом на пугающем перекрёстке викторианства и молодого капитализма). Нынешний хаос – это отчаянные попытки любыми путями удержать существующее (существовавшее?) положение вещей, своими мощными спинами подпереть разваливающееся здание. Очень много здесь и тоскливого, липкого страха, и страстной любви к самым банальным денюшкам в ущерб как любым принципам, так и здравому смыслу, и желания любой ценой отбить, отвоевать себе тёплое, уютное место на плюшевом диване. Кто там хотел поговорить про пижамы? А про резиновые шлёпанцы, ну или там кроксы – кто что любит? Это всё звенья одной цепи – продать то, что продаётся, а продаётся так называемая “домашняя одежда” исключительно потому, что всё остальное никаким боком не вдохновляет, да и вообще местами просто постыдно. Да, из хаоса теоретически способно что-то родиться – но из такого ли хаоса? Мне на самом деле очень интересно – неужели все эти люди на полном серьёзе не понимают, что мода как важнейшая сфера человеческой деятельности стремительно теряет актуальность, и что все эти жалкие ужимки и прыжки дискредитируют её ещё больше? Для примера – в наших замшелых кулуарах прошёл слух, что, дескать, дела Довер Стрит Маркета идут плоховато. Конечно, отчасти в этом можно обвинить их странный переезд – торчат они нынче на Haymarket’е, как одинокий прыщ на носу – но не является ли это ещё одним признаком распада, демонстрацией недоверия даже к наиболее заслуженным ветеранам фронта? Рэи Кавакубо практически святая, и обвинить её нельзя ни в чём – но если сама сфера вашей деятельности глубоко дискредитирована, вам вне всяких сомнений попадёт рикошетом от этой стены всеобщего раздражения и равнодушия. Такие вот удивительные баобабы произрастают на гнилостной почве.

Снимайте меня, снимайте!

Ну и в последней части мегаопуса поговорим о social, утипуси, media. Меня просто до розовых соплей и персиковых слёз умиляют поиски скрытого, тайного, недоступного простым смертным смысла в Инстаграмах и Твиттерах. Человеческие (а уж тем более цивилизационные) смыслы – вещь довольно ригидная, и поменяться ни за десять, ни за пятнадцать, ни за два раза по столько лет они не могут. Считается, что именно социальные сети – ключ к таинственной ментальности миллениалов. Дескать, достаточно взломать этот желанный код, и в ваш карман гарантированно посыплется. Разумеется, принимать форму за содержание – наша всеобщая болезнь, но в данном случае она приобретает просто какие-то пугающие масштабы. Я уж даже не говорю о патологически устаревших схемах, в которых покупатели по-прежнему механически делятся на “группы”, а “группам” присваиваются определённые свойства, а потом в который раз начинаются хныки и плаки – ах, опять ничего не получилось. Вероятно, битие головою о стену – дело всё ж таки благородное.

1440

Christopher Kane, однако.

Впрочем, некоторые потребительские слои подобным образом облапошить всё же возможно. Новый феномен модного идиотизма (да, это опять они, чебурашки) очень тесно связан с теми же бесконечными “блоггерами”, на которых недавно воспылал благородным возмущением американский Вог (вот уж чья бы корова мычала, ей-богу). И в самом деле – если уж мы окончательно опустились ниже плинтуса и признали, что да, ну тупая это сфера человеческой деятельности, тупая как пробка, каемся, виноваты, и почему бы и не поставить отряд совершенно ни в чём не разбирающегося народу на её продвижение? Ведь тогда наконец-то будет полная гармония внешнего и внутреннего, правда же? Кому, в конце концов, интересна Ли Эделькорт с её, надо сказать, совершенно справедливыми замечаниями о том, что ваша, уважаемые, индивидуальная жопа, в которой вы на данный момент имеете честь находиться – ваших собственных рук творение, а суть её заключается в том, что вы уже все давно поросли мхом и плесенью, и продолжаете обрастать оными, и трагикомедия этой ситуации заключается в том, что даже очевидные падения продаж (сюсюкательно именуемые “замедлениями роста”) покамест никого не вынудили всерьёз оторвать свою пятую точку от стула и хоть немножечко, ну хоть на миллиметрик изменить курс. Я, кстати, ещё несколько лет назад пришла в какой-то просто хтонический ужас, увидев благословенную первую коллекцию Слимана для Saint Laurent. Было совершенно непонятно, зачем, с какими тайными целями выволочено на подиум это старьё, кому оно может быть нужно и каких неведомых трав накурилась мейнстримовая модная пресса, прославляющая этот абсурд. Теперь-то уже всё понятно, но кому это интересно, правда же. Кому нужны какие-то там унылые тётеньки, бормочущие всякую бурду и не умеющие складывать губки буквой “пю” в Инстаграме. Вероятно, если достаточно долго убеждать и себя, и окружающих, что ты полное гавно, они в это рано или поздно поверят. Тут, разумеется, возникает очередной унылый вопрос безо всякого ответа – та ли это стратегия, которая вам, уважаемые, нужна для роста и продвижения? (См. свободное падение выше.) Но нет, кому это опять нужно – думать про всякую ерунду.

Маленькое лирическое отступление – я, по всей вероятности, скоро с концами отпишусь от милейшего сайта Fashionista.com, серьёзнейшим образом тестирующего мою психику на прочность. Люди, обливающиеся неоново-розовыми слюнями и соплями по поводу семейств Дженнер и Кардашьян (после упоминания этих двух фамилий придётся помыть руки и клавиатуру с мылом), считают для себя вполне возможным, к примеру, разразиться пылающей благородным гневом статьёй о том, что они мужественно (женственно? гендер-нейтрально?) встанут в третью позицию и Не Будут обозревать наряды и туфли Мелании Трамп. Ребята, ну не напрягайтесь вы так, в самом деле. Подобные дилеммы не для вас. Не дай бог, ещё перегреетесь от перенапряжения, и кто тогда будет нас радовать очередными слюнявыми обзорами Kylie Lip Kits? Напишите лучше про очередной eco-friendly бренд, любящий коров, свиней и сонных хипстеров – это у вас тоже неплохо получается.

Впрочем, утверждение, что social media culture сама по себе не создаёт никаких смыслов, всё же имеет некоторые исключения. Одно из них – наиболее, на мой взгляд, пугающее – практически полное исчезновение демократизации моды, о которой сейчас опять же много говорят и пишут. Я понимаю, это на первый взгляд выглядит абсурдно. Казалось бы, все инструменты даны вам в руки – пользуйтесь на здоровье, пишите, фотографируйте, публикуйтесь! И вас непременно заметят, о вас будут говорить, вас поместят на какие-то там обложки (каталогов, бгг), вы запустите свою линию тапок, трусов или там леггинсов для йоги, и всё у вас будет замечательно.

aimee_song_dubai_4

Aimee Song for Michael Kors

Нет. Извинити, но замечательно не будет. Конечно, всюду бывают исключения, но суть от этого не меняется. Пожалуй, одно из основных “достижений” social media – практически полное и абсолютное торжество протекционизма и непотизма, резкий откат назад, в благословенное Средневековье, кхем, простите, во времена отчётливого и понятного разделения на классы и слои под незамолкающие фанфары, трубящие о совершенно обратном – об исчезновении всяческих различий вообще. Не пугайтесь, если для кого это звучит шизофренически, я поясню. Трагедия культуры социальных сетей заключается именно в полной её НЕдемократичности. Вряд ли стоит кому-то напоминать очевидный факт, что, к примеру, “Кьяра Ферраньи” или “Кристина Базан” – это во многом и не люди вовсе, это гигантских масштабов бизнес-проекты с не менее гигантскими командами фотографов, стилистов и редакторов, по масштабам часто не уступающие, а то и превосходящие редакции журналов. Не менее нескромными являются и финансовые вложения в подобные проекты, предоставляющие и вправду впечатляющие возможности для продвижения… да в общем-то чего угодно, чего коснётся рука любимицы миллионов, являющейся, по существу, всего лишь лицом проекта.

ktr_8132

Кристина Базан в рекламной кампании Cartier Wintertale (source: kayture.com)

А теперь внимание, следите за руками. Не так давно британский Вог попал в одну, мягко скажем, позорную ситуацию, которую быстренько попытались замять. Кто-то из редакции (кажется, кто-то не очень дальновидный) опубликовал на воговской фейсбучной странице фотографию со светлыми ликами Кендалл Дженнер и Гиги Хадид, и решил устроить мини-опросик посреди населения – считаете ли вы этих удивительных, ангелоподобных и просто невъебически талантливых созданий новыми супермоделями? Увы, ни мини, ни тем более опросика не получилось – народ страшно обрадовался, что хоть кто-то наконец-то задал им хоть какой-то логичный и осмысленный вопрос (правда, с корыстными – и жестоко не оправдавшимися – целями, ну да какая разница). В общем, после адского взрыва возмущения в комментариях лавочку пришлось быстренько прикрыть, а пост удалить. Если сильно вкратце – нет, как бы очень многим ни хотелось считать подавляющее большинство потребителей растениями, таковыми они ни в коей мере не являются. Как бы ни хотелось некоторым слоям индустрии продолжать мочиться в, ээ, неподобающих для этого местах и именовать продукты своей жизнедеятельности божией росой, истина почему-то упорно лежит на поверхности. Большинство опрашиваемых ответили вполне искренне, то бишь назвали “новых супермоделей” именно тем, чем они в действительности являются – скучающими отпрысками гиперпривилегированных семейств, имеющих в своём распоряжении практически неограниченные средства для самопродвижения, причём прежде всего в социальных сетях. Говоря очень грубо – чтобы постоянно демонстрировать что-то новое и увлекательное, надо это новое и увлекательное иметь в неограниченных количествах, и все мы понимаем, что никакая девушка-начинающий блоггер или стилист из Провиденс, Познани или там Нижнего Новгорода даже тенью подобных возможностей не обладает.

kristina-979x654

Да, именно так. И вы это тоже можете. А если не можете – плохо старались.

Итак, уважаемые, круг замкнулся. Признаюсь, я в последнее время даже прониклась к ранее не особо любимой мной Кейт Мосс. Именно тогда, в те самые благословенные девяностые, именно эти пресловутые провинциальные девочки, глядя на модно-мутноватые фотографии гениальной Коринн Дей, преисполнялись радости, оптимизма и бабочек в животе, потому что знали – это гипотетически возможно. И именно вот это осознание возможности, перспективы и горизонта, ощущение, что ты чего-то стоишь и что-то сможешь, и, вполне возможно, будешь оценён по достоинству – именно оно было жесточайшим образом вырвано из рук как миллениалов, так и пока ещё во многом абстрактного “поколения Z”. Знайте своё место, плебс – всё в этом дивном новом мире покупается и всё продаётся, и чем вы, собственно, недовольны – перефразируя великую леди Вриланд, нехер было валять дурака, а надо было быстренько родиться в Париже. Не родились – ну вот, а ещё хотите каких-то плюшек. Вас всё ещё удивляет унылая, плоская как стол поверхность современного модного ландшафта? А всё продолжающееся падение интереса к моде как таковой? Мм?

 

Резюмируя… Да что тут, собственно, резюмировать. Хочу только отметить, что дискредитация моды покамест не замедлилась ни на миллиметр. Шариками, пупсиками, немедленными продажами с подиума и прочей хнёй можно только ненадолго придержать падение. А вот чтобы его остановить, требуется серьёзнейший пересмотр самой концепции. Основная трагедия здесь заключается в том, что мода – ярчайшее, точнейшее зеркало общества, и её теперешнее положение во многом отражает состояние нас самих, нынешних. Нам так долго, надрывно и настырно внушали, что мода – это глупейшая и вреднейшая сфера, не достойная вовсе никакого внимания, что большинство из нас наконец-то в это поверили. А потому одной из основных задач является не просто создание новой концепции, а для начала мощнейшая реабилитация моды как области, если угодно, как сферы человеческой деятельности, восстановления не просто веры в неё, а уважения и любви к ней, как к тончайшей, умнейшей, наипсихологичнейшей… Мода плохо умеет защищать себя – не потому ли, что многие интересные люди на коктейльной вечеринке зачастую немногословны, не умеют, как очень точно выразился мистер Дарси, perform for strangers, и чтобы узнать их, совершенно недостаточно двух-трёх поверхностных фраз между аперитивами. Да, фасад моды часто выглядит вовсе не робким, а бодрым и крикливым – но это всего лишь защитная окраска, крылья бабочки, и боже мой, как же они быстро сворачиваются, если ткнуть в них грубо и неосторожно тяжеленными вилами политики, экономики, безмозглого эко-воительства! Нет и не может быть никакой полноценной жизни без тонкости восприятия – а ведь именно это у нас сейчас всеми силами пытаются отобрать, именно это упорно вырывают из рук.

Нет, у меня, конечно, нет готовых рецептов. Но, как ни странно, нет и стопроцентного пессимизма (чего по всему вышеизложенному не скажешь, хехе). А потому хочу призвать всех, кто, может быть, это всё-таки дочитает (да и себя заодно) – пожалуйста, творите! Творите что хотите, не думайте о том, хорошо это или плохо, умно или глупо, главное, соблюдайте одно важное условие – творите в общемировом контексте. Имеющий глаза да увидит – смотрите и интересуйтесь, потому что “а вот у нас” больше никому не нужно, не интересно и даже вредно. Не позволяйте тянуть себя назад – плюньте на девяностые, на всю историю вообще, а также на комфорт, удобство и привычку, на локальность и провинциальность. Не цепляйтесь за привычное – его время давным-давно прошло. Создавайте новое, истинно новое, и все музы всех народов и цивилизаций вам в помощь – и тогда, возможно, у нас всех ещё есть шанс. С наступившим нас всех Новым годом – хочется надеяться, действительно новым.

 

Further reading:

‘Demna Gvasalia is BoF’s Person of the Year for 2016’ – https://www.businessoffashion.com/articles/people/demna-gvasalia-bof-person-of-year-2016. Пора-пора-порадуемся вместе.

‘I Tried Explaining Vetements To Someone Who Hates Fashion’ – http://www.highsnobiety.com/2016/05/09/explaining-vetements/. Вот это, ящитаю, прекрасно. Рекомендую наипристальнейшее внимание обратить на обьяснение, почему Vetements – это хорошо и замечательно. Собственно, там всё сказано.

‘Dior’s Pre-Fall 2017 Collection is a Huge Nod to Millenials’ Personal Style’ – http://fashionista.com/2017/01/dior-pre-fall-2017-review. Охохонюшки. И ведь сами в это, похоже, верят.

‘Small Items, Big Business’ – https://www.businessoffashion.com/articles/intelligence/small-luxury-tchotchkes-business. Про чебурашек.

‘No Wonder We Aren’t Buying Clothes – We Don’t Need Anything New’ – http://www.independent.co.uk/voices/retail-buying-new-clothes-fashion-primark-don-t-need-them-a7339911.html. Плакания о высоком.

‘Even Chanel and Hermès Susceptible to Current Climate’ – https://www.businessoffashion.com/articles/intelligence/no-brand-immune-to-current-climate-not-even-hermes-and-chanel. Да ну. Кто бы мог подумать.

Li Edelkoort: ‘Fashion is Old-Fashioned’ – https://www.businessoffashion.com/articles/voices/li-edelkoort-anti-fashion-manifesto-fashion-is-old-fashioned. Глас вопиющего в пустыне. Эту даму, кстати, всячески рекомендую, она просто кладезь всего полезного. Я как-то была на её лекции и ушла под сильным впечатлением. 

Ну и так далее, в том же духе. Гугл вам в помощь, странствующие рыцари.