Стратегии (не)модного выживания. Часть II, рассуждательная: куда всё катится

13e462148bd27cf889ac0412737eb29f

Итак! Продолжим, уважаемые, стричь наших баранов. Во вторых строках опуса хочу публично подумать на некоторые совсем уж апокалиптические темы. В частности: что будет, когда не будет совсем ничего? Это, кстати говоря, вполне вероятный сценарий – я в последнее время как-то не очень верю в то, что мода, дескать, велика и бессмертна, и никуда не денется. Денется. Ещё как. Я вот как-то так по-скромному начинаю подозревать, что мода в том виде, в котором мы её знаем и понимаем, вообще была (да, была) феноменом исключительно XX века, и за пределы оного ей перетечь, увы и ах, не удалось. Есть, конечно, глубоко оптимистичные точки зрения – даже отсутствие моды вполне можно считать модой – но из меня оптимист, знаете ли, хреновый. Если учитывать, что мода как искусство (а заодно и как способ самовыражения) на сегодняшний день уже благополучно померла, и на арену выходят совершенно иные коды, не имеющие ни малейшего отношения ко всякой ерунде вроде свежести идей и качества исполнения, то разговор о полной и окончательной гибели и ааавсёпропало… в общем, совсем не звучит таким уж притянутым за уши. Так что хочу высказать несколько предположений о дальнейшей судьбе пациента. Всё это в той или иной степени следует из ныне имеющейся ситуации – и да, конечно, это не единственно возможный вариант развития событий, просто мне на сегодняшний день именно такой сценарий кажется наиболее вероятным.

Continue reading “Стратегии (не)модного выживания. Часть II, рассуждательная: куда всё катится”

Advertisements

Стратегии (не)модного выживания. Часть I, практическая: что делать прямо сейчас

Screen Shot 2018-03-20 at 20.11.01

Browns London. Свеженькое.

 

w1900_q65

Net-a-Porter. Street, не поверите, style.

 

gucci-campaign-2

Gucci Spring 2018. Кросавчеги.

 

1620

Chanel Fall 2018. Обнимашки.

 

Я больше не пишу обзоров коллекций.

Да, я понимаю – тоже мне новость. (Подозреваю, это прекрасно видно по моему бложеку, хехе.) И тем не менее считаю нужным обосновать свою позицию. На мой скромный взгляд, профессия модного критика на сегодняшний момент пространства и времени – профессия… как бы это помягче сказать, очень странная. “У вас удивительная профессия – вы занимаетесь тем, чего нет”, – говорил персонаж Игоря Костолевского в унылом фильме “Гараж”, к которому я почему-то питаю малообъяснимую слабость. Так вот, уважаемые. Признаюсь честно – я больше не вижу никаких причин заниматься тем, чего нет. Нет и, по правде сказать, не будет.

Поясняю. Задача критика и аналитика (любого – в любом виде искусства, не только в моде) – извлечь из увиденного (услышанного, прочитанного) максимум как смысловых, так и эмоциональных составляющих и по возможности убедительно рассказать о том, из каких деталек, болтиков и винтиков состоит данное конкретное произведение, почему оно состоит именно из них и должно ли оно вообще из них состоять. Грубо говоря, тут не только можно, но и нужно выносить оценки – говоря топорным языком, “хорошо” это или “плохо”, и почему. Удалось ли автору из избранных им винтиков и болтиков создать нечто принципиально новое, стройное и цельное – каким-то своим способом переосмыслить много раз виденные элементы и в результате предъявить миру самостоятельное произведение? А уж сумевшие настрогать деталек совершенно новой, никем ещё не использовавшейся конструкции – это самые настоящие гении. Разумеется, само вынесение подобных оценок подразумевает очень немаленький уровень подготовки – тут и серьёзное знакомство с историей предмета, и умение видеть связи, как смысловые, так и эстетические, там, где их увидеть не так-то просто, и, наконец, сформированный на базе всего этого навык отличать хорошее от плохого, то есть понимание, почему, собственно, хорошее является хорошим, а плохое – плохим, и почему вместе им не сойтись.

Я думаю, вы уже начинаете догадываться, почему в контексте современной моды подобная работа невозможна в принципе. Да, ежели ты порядочный человек, нужно хотя бы пытаться ратовать за хорошее и обличать плохое, а не рекламировать проплаченное – но как определить это самое “хорошее”? По каким критериям? Правильно – для того, чтобы это хорошее в принципе существовало – и было полноправным участником модного процесса, а не просто болталось где-то на задворках! – нужны те или иные критерии и варианты нормы, от которых можно отталкиваться. Но что делать, если точки (точек) отсчёта более не существует? Точнее, они отчасти существуют, но подверглись – и всё ещё подвергаются – таким радикальным изменениям, что само обсуждение моды стало по сути своей занятием глубоко бессмысленным. Да, вы не ошиблись – даже простое бытовое обсуждение, а не только какие-то там аналитические опусы. Как прикажете поступать в ситуации, когда не просто плохое, а ужасное – мерзкое, бесталанное, нахально тупое и гордящееся своей тупостью – провозглашается полноценным и полноправным вариантом нормы? Дальнейшие события очевидны – меняется само понятие нормы, и меняется, возможно, необратимо. У любого анализа должен быть предмет. Нет предмета – нет и анализа. Ни на одном… ээ, изображении, которые вы видите выше, предмета для анализа нет. Это пустота, бессмысленная и беспощадная.

Почему я, собственно, это всё пишу. (да ещё и в двух частях, о боги.) Делаю я это с отчасти корыстными целями. Во-первых (в первой, то бишь, части), желаю поговорить о том, как в подобной более чем тяжёлой эстетической обстановке следует поступать в чисто практическом смысле. Выражусь ещё яснее – во что, девы, одевать себя, любимых, когда апокалипсис уже не просто пришёл, а живёт с вами в одном помещении и нагло ухмыляется вам в лицо? Я, конечно, ни в коей мере не претендую на сборник универсальных рецептов – но тем не менее озвучу ряд пунктиков, которые нашла лично для себя и которые, возможно, пригодятся кому-нибудь ещё. Во второй же части магнум опуса (если я её вообще напишу, ха) буду говорить о глобальных перспективах развития всего этого безобразия – а перспективы, на мой взгляд, очень и очень небезынтересные, хотя ничего весёлого и оптимистичного в ближайшем будущем ждать, конечно, не приходится.

Итак. Приступим к сугубо практическим баранам. Для начала хочу озвучить страшную и крамольную вещь, которую считаю обязательной к исполнению.

Приличному человеку всё вышеизображённое пристало игнорировать.

Continue reading “Стратегии (не)модного выживания. Часть I, практическая: что делать прямо сейчас”

BoF: Zara в облачке

Уииии.

Йа гений. Ну гений, да, чего уж там стесняться. Мне срочно нужен новый проект. Если у кого есть идеи – озвучивайте, будем думать.

Ладно, это всё лирика. Печальная суть заключается в следующем: падение Зары – точнее, начало падения Зары – я предсказала ещё около года назад. Можете просмотреть ранние посты за прошлый год в этом моём милом бложеке, если кто сомневается. У меня ж просто чесались руки опубликовать эту светлую и радостную новость, но до праздников как-то не хотелось, зачем. А вот теперь уже можно, так что давайте порассуждаем.

Хочу отметить, что я ни в какой степени не финансист и не экономист. Я маркетолог и бренд-аналитик – это довольно узкая область деятельности, но несомненный плюс ея заключается в том, что подобные коллапсы она может вполне эффективно предвидеть сильно задолго до их возникновения. Беда современнного рынка моды в том, что… ну ээ, говоря откровенно, что этой самой модой торгуют те же самые люди, которые до неё торговали, скажем, йогуртами или автомобилями. А что? Хрена там понимать-то в этих тряпках. Надо анализировать продажи предыдущих сезонов и на основании их планировать продажи сезонов нынешних, а всё остальное есть блажь и баловство.

Ха.

Меня особенно умиляет объяснение, которое даёт этой ситуации Business of Fashion: сильное евро. Утибоземой. И ещё, разумеется, like-for-like performance, который, чёрт бы его знал почему, вдруг взял и затормозился. Не переживайте: я хоть и не финансист, но терминологию и суть объяснить могу. Like for like – это в общем-то и есть вот те самые сезонные продажи и планирование на их основе сезонов последующих. Что-то хуже люди покупают йогурты, чёрт их дери. Вроде все предыдущие сезоны проанализированы – те же йогурты, в тех же банках, а толку нет. Чего им надо, идиотам – кто их поймёт.

Далее статья сообщает, что у Зары дела далеко не так трагичны, как у конкурентов – к примеру, гордо обозванный своим полным именем Hennes & Mauritz бабахнулся аж на 22 процента. Возникает вопрос: а как же с инвестициями? Серьёзные люди, которым все эти тряпочки опять же по барабану, хотят знать только одно: а надо ли инвестировать в Зару? Акции-то как себя чувствуют? Ну хорошо чувствуют, чего там, бормочет господин А – молодёжь, дескать, вроде бы покупает, younger generation, see now buy now, все дела. Бедняга. Неет, возражает господин Б – нехорошо они себя чувствуют, конкуренция большая. Ну и так далее, в том же духе.

Я думаю, вы уже поняли, что никто (никто!) из этих людей, включая авторов статьи, не затрагивает даже краешка сути проблемы. Оно и понятно: невозможно затронуть то, о чём понятия не имеешь. Суть заключается в серьёзнейших нарушениях самой структуры модной индустрии, а то, что от них страдают Зары и H&M’ы – это более чем закономерно, проблемы всегда спускаются сверху вниз, а поскольку все эти гиганты заняты, по существу, только копированием… то и вот. Я уж даже не хочу опять рассуждать о том, что одним из основных результатов этого балагана является падение интереса к моде как явлению, что не может не отражаться на финансовых результатах – и не учитывать этого, на мой скромный взгляд, это всё равно что не учитывать состояние рынка в целом, то бишь чистое безумие. Честно говоря, не хочется по сто раз повторять одно и то же – об этом я уже писала, просто сейчас оно наконец-то начинает проявляться во всю ширь и мощь. Красоты современной индустрии, что поделаешь.